Исполнил ли Чичиков заветы отца? (по поэме Н. В. Гоголя “Мертвые души”)


Вступая в самостоятельную жизнь, Павел Иванович Чичиков, тогда еще мальчишка, получил от отца “умное наставление”: учиться, а не повесничать; больше всего угождать начальникам; водиться с товарищами, которые побогаче; не угощать никого, а вести себя гак, чтобы тебя угощали; а главное – беречь и копить копейку: “Все сделаешь и все прошибешь на свете копейкой”. Отец Чичикова не очень, вероятно, следовал этим принципам, а потому оставил после себя в наследство сыну ветхий домишко, старые личные вещи да одну семью крепостных. Сын же его

Павлуша помнил слова отца всегда, следовал его советам и, как ни трудно это ему давалось, преуспел в жизни. Как же Чичиков исполнял заветы отца?

Учился Павлуша с большим старанием. Но так как способностями к наукам не обладал, то больше добивался успеха тем, что угождал учителю. Не столько из уважения, сколько из желания отличиться, обратить на себя внимание, заслужить похвалу.

И добился своего: был на отличном счету у администрации училища. Умение угождать начальству, угадывать желание начальника, льстить, быть нужным человеком пригодилось Чичикову, когда он служил в казенной палате, и на таможне, и в звании поверенного.

Но с детства он не был искренним.

Все его поведение можно назвать притворством, лицемерием. Чичиков и в юные годы, и позже “не повесничал”, а много и настойчиво работал. Отказывал себе в отдыхе, в хорошей еде, в развлечениях.

И все ради карьеры, ради того, чтобы в будущем вести жизнь “во всех довольствах, со всякими достатками”. Он ревностно служил на любом поприще, входил в доверие к начальству и заслужил повышение в должности. А затем путем мошенничества, обмана умножал свое состояние.

Товарищей у него не было. Он не только не угощал однокашников в училище, но даже, “припрятав полученное угощение, потом продавал им же”. А то и дразнил пряником или булкой проголодавшегося товарища побогаче и потом “брал деньги, соображаясь с аппетитом”. Во взрослой жизни у него тоже не было друзей. Был один, которого Чичиков привлек для исполнения рискованного дела с контрабандистами.

Но кончилось все ссорой и доносом. Более всего Чичиков следовал совету беречь копейку. И в этом проявил оборотистость почти необыкновенную.

В училище продавал булочки товарищам, соразмеряя цену со степенью голода; сделал из воска снегиря и продал его очень выгодно. Столь же выгодно продал выдрессированную им мышь. Это были детские способы.

На службе же Чичиков проявлял чудеса изобретательности, прикрытые внешней обходительностью и видимостью благородства, для получения взяток. Не погнушался возможностью обобрать государственную казну во время работы в комиссии по строительству казенного дома. Сумел тайно связаться с контрабандистами и получить “на этом деле четыреста тысяч капиталу”. Оправдывал он себя словами: “Кто же зевает на должности? – все приобретают”. Верхом его находчивости, смекалки и ума стала идея с покупкой мертвых душ, с тем чтобы заложить их в опекунский совет как живых – и на разнице в цене составить новый капитал тысяч этак в двести, как просчитал наперед Чичиков.

Не один раз обстоятельства отбрасывали Чичикова назад, опять и грязь и нищету. Но Павел Иванович, умудрявшийся припрятать часть денег, находил в себе силы подняться и предпринять новые шаги для продвижения вверх. “Кто же он? стало быть, подлец?” – задает вопрос Гоголь.

И сам же отвечает: “Справедливее всего назвать его: хозяин, приобретатель. Приобретение – вина всего; из-за него произвелись дела, которым свет дает название не очень чистых”. Читаешь “Мертвые души” и диву даешься, насколько верно Н. В. Гоголь отразил нравы дельца-предпринимателя. Гоголь увидел их еще в зародыше в середине XIX века.

В XX веке они укоренились. И сейчас дают достойные плоды. Наставления отца юному Чичикову становятся “кодексом чести” современного предпринимателя.



Исполнил ли Чичиков заветы отца? (по поэме Н. В. Гоголя “Мертвые души”)